ММВБ 3 329 -6,5%  Nasdaq 14 507 -2,6%  Биткойн 41 671 -1,7%  USD/RUB 77,0858 0,2% 
РТС 1 367 -7,3%  S&P500 4 577 -1,8%  Нефть 88,6 0,1%  EUR/RUB 87,2830 0,3% 
Dow 35 368 -1,5%  FTSE100 7 564 -0,6%  Золото 1 812 -0,1%  EUR/USD 1,1327 0,0% 

08.12.2021 14:40:39
12/08/2021 02:40:39 PM UTC+0300

Хрупкая коалиция: каким получилось новое правительство Германии


При чтении коалиционного договора, который должен стать основой программы нового правительства, сразу возникает вопрос — продержится ли оно положенный до новых выборов четырехлетний срок? Не будучи результатом убедительного преимущества одной из партий на выборах, оно сложилось в условиях минимального консенсуса. Если бы христианские демократы, набравшие лишь парой процентов меньше социал-демократов, не погрузились во внутрипартийные разборки после ухода Ангелы Меркель, они могли бы сформировать сейчас правительство с тем же успехом. Политика ценностей Успех нового кабинета будет зависеть от того, насколько слаженно основной участник «светофорной» коалиции — Социал-демократическая партия Германии — будет работать с младшими партнерами: либеральной Свободной демократической партией (СвДП) и «Зелеными». Их можно назвать партиями социальных ниш, они сильно завязаны на своего избирателя и отдают приоритет реализации его интересов. Но если СвДП, старая партия с опытом работы в правительстве, умеет в решающих вопросах подчинить партийные интересы общегерманским, то у «Зеленых» с этим проблема. Начав свой путь как «антипартийная партия» — по выражению одной из основательниц Петры Келли, они со временем вросли в институты власти, расставшись с важными характеристиками (например, пацифизмом) но сохранив боевые навыки. «Зеленые» необычайно напористы в реализации того, что они сами считают прогрессивным, а сегодня это, с их точки зрения, трансатлантизм, гендерная и климатическая повестки. Либералы, давшие Германии немало квалифицированных дипломатов и надеявшиеся получить министерство иностранных дел, противились включению в договор зеленой формулировки «феминистская внешняя политика» — но она все же появилась, причем на английском: «Feminist Foreign Policy». Реализовывать ее будет сопредседатель Зеленых и новый глава МИД Анналена Бербок. В коалиционном соглашении говорится о необходимости «укрепления прав, ресурсов и представительства женщин и девушек во всем мире» и борьбе за назначения женщин на высшие посты во внешней политике. Как это будет проявляться в конкретных внешнеполитических шагах, пока неясно. Прагматичная политика эры Меркель меняется на «политику ценностей» и амбициозных проектов, в том числе связанных с ЕС. Новое правительство хочет, чтобы политика Германии служила образцом для партнеров по Евросоюзу, будь то борьба с глобальным потеплением, военный бюджет или европейское строительство. В договоре говорится о стремлении создать «единое федеральное государство Европы». Но тут можно вспомнить Конституцию ЕС, подписанную в 2004 году, однако не получившую поддержку всех стран союза и так и не вступившую в силу — эта история показала, что стремление к европейскому единству не стоит преувеличивать. Ключевая «ценность» зеленой внешней политики — партнерство с США. Так, свои отношения с Китаем Германия теперь будет «более тесно» согласовывать с Вашингтоном, чтобы «избежать стратегической зависимости». Ценностный подход новому МИД хотелось бы реализовать и в отношениях с Россией. Вице-канцлером и министром экономики стал еще один лидер «Зеленых» Роберт Хабек, известный противник «Северного потока-2», считающий его антиукраинским проектом, вредящим Восточной Европе и усиливающим зависимость ЕС от России. Не отказываясь формально от СП-2 и не вмешиваясь в процесс запуска газопровода, коалиционное соглашение устанавливает, что энергетические проекты в Германии подчинены нормативам ЕС — это не сулит газопроводу спокойной работы, именно со ссылкой на несоответствие проект европейским нормам тормозилось строительство СП-2. Конфликты и противовесы Передача МИД в «зеленые» руки могла бы означать если не кризис в отношениях с Россией и Китаем, то, по крайней мере, довольно напряженный период. Однако внешнюю политику государства в итоге определяет канцлер. Во времена Герхарда Шредера неприязнь к Москве «зеленого» министра иностранных дел Йошки Фишера не мешала развитию российско-германских отношений. Шольц, бесспорно, реалист и прагматик. Поэтому если «политика ценностей» обернется ущербом реальным немецким интересам, красный цвет «светофора» действительно будет означать «стоп». Ответственность канцлера подавит амбиции младшего партнера. «Желтому» сигналу обычно отводится меньше времени, но зато в этом светофоре он светит ярко. Либералы получили всего четыре министерства — финансов, транспорта, юстиции и образования, но контроль над финансовым и транспортным ведомствами позволяет им, в случае необходимости, притормозить те или иные проекты. Например, подорожание дизельного топлива из-за отмены налоговых льгот, согласованное в договоре по настоянию «Зеленых», новый министр транспорта Фолькер Виссинг пообещал компенсировать владельцам, снизив налоги на автомобили. «Хорошо, что светофор продолжает мою работу», — одобрил его бывший министр транспорта, консерватор Андреас Шойнер. Пока оба министерства в либеральных руках, финансирование «зеленых» амбиций будет сдержанным. По данным опросов, граждане пока что считают именно СвДП победительницей в переговорах о создании коалиции, а «Зеленых» — скорее проигравшими. У «Зеленых» не исключены и внутрипартийные конфликты. Например, их главная повестка — борьба с глобальным потеплением с помощью инновационных технологий (в том числе ветряков) по ходу реализации сталкивается с другой исконно «зеленой» темой — защитой биоразнообразия и исчезающих видов. Ряд экологов считает, что ветровые электростанции приводят к гибели перелетных птиц. Есть в договоре и несколько спорных пунктов, попытки реализации которых наверняка вызовут острые дискуссии. Например, чтобы помочь ЛГБТ-сообществам воспитывать детей, коалиционный договор предлагает ввести понятие «сообществ взаимной ответственности из нескольких человек», не учитывая, что под этой формулировкой при желании могут легализоваться и запрещенные ныне в Германии мусульманские гаремы. А предложение принимать на веру заявления не имеющих документов беженцев о возрасте и происхождении может открыть путь для злоупотреблений правом на убежище. Сначала вирус Конечно, главной задачей коалиции и первым ее испытанием на прочность в ближайшее время станет борьба с пандемией. Назначение министром здравоохранения эпидемиолога Карла Лаутербаха, эксперта по коронавирусу, обещает компетентную политику. «Со мной никаких сокращений в сфере здравоохранения не будет», — заявляет он. Олаф Шольц — сторонник ужесточения ограничений, в ближайшее время бундестагу предстоит решать вопрос о введении обязательной вакцинации от коронавируса. Мера не слишком популярная — в Германии снова и снова, несмотря на активную пропаганду вакцинации, проходят акции противников карантинных мер. Удастся ли хрупкой коалиции сработаться в кризисных условиях или же «светофор» погаснет, не успев толком разгореться, покажут уже первые полгода работы нового правительства. Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора
Чтобы прочитать статью полностью, пройдите по ссылке "finanz,ru"


Добавить или редактировать инструмент

Новости партнеров
Новости партнеров
Загрузка...

Новости

  • Новости о Акции
  • Все новости
pagehit