ММВБ 3 329 -6,5%  Nasdaq 14 507 -2,6%  Биткойн 41 671 -1,7%  USD/RUB 77,0858 0,2% 
РТС 1 367 -7,3%  S&P500 4 577 -1,8%  Нефть 88,6 0,1%  EUR/RUB 87,2830 0,3% 
Dow 35 368 -1,5%  FTSE100 7 564 -0,6%  Золото 1 812 -0,1%  EUR/USD 1,1327 0,0% 

01.12.2021 14:00:00
12/01/2021 02:00:00 PM UTC+0300

Киборг-герой: кто такие пилоты-испытатели протезов и чем они занимаются


Илья Морковский родился в Хабаровске в 1985 году с аплазией (врожденное отсутствие или недоразвитие какого-либо органа). «Всегда говорю романтично, что родился возле Тихого океана. И так вышло, что я родился без руки. Почему это случилось, я не знаю. Просто всегда жил без нее и как-то постепенно научился приспосабливаться», — вспоминает Морковский. В детстве Илья практически не сталкивался с буллингом или дискриминацией. Были несколько неприятных моментов, но он их быстро пресек. Но Морковскому было очень тяжело смириться с тем, что он не может заниматься спортом. Практически с любой физической активностью возникали сложности. «Я довольно быстро понял, что есть два варианта решения моей проблемы. «А» — я сейчас становлюсь в позицию жертвы и ничего не могу делать самостоятельно. Тогда со мной никто не будет дружить, гулять, лазить по гаражам. «Б» — я сейчас найду свой уникальный способ, как подтянуться на этот гараж, чтобы быть таким же пацаном, как и все остальные, и гулять со своей компанией. Я хорошо помню, как принял первое свое решение не отказываться от желаний. Мне было четыре года. Я тогда нашел способ, как зацепиться рукой так, чтобы залезть на гараж, и все было классно», — рассказывает Илья. Потом Морковский долго не мог научиться кататься на велосипеде. Родители за Илью переживали и ни в коем случае не хотели ему покупать велик. Но Морковский не сдавался — брал байк у друзей и учился кататься по ночам во дворе: «В какой-то момент осознал, что все-таки научился, сел и поехал. Тогда моей радости не было предела. Я пришел домой и давай кричать: «Мама, папа, я умею кататься на велосипеде». И родители, конечно, сразу же всю свою зарплату месячную отдали за идеальный голубой «Школьник». Но у Морсковского по-прежнему оставалась мечта освоить какой-то вид спорта. Илья жил рядом со спортивным стадионом и перепробовал все секции, чтобы понять, какой вариант ему подходит. «Это такая больная тема у людей без рук — они почему-то все хотят заниматься такими видами деятельности, где обязательно нужно иметь две руки. Наверное, непременно хочется бросить себе вывоз. Именно поэтому я в какой-то момент пошел заниматься баскетболом. Помню, когда я пришел, тренер на меня посмотрел и сказал: «Ты точно хочешь заниматься баскетболом?». Я ответил, что разумеется, потому что все мои друзья играют в баскетбол», — вспоминает Илья. Морковский боялся, что тренер ему откажет. Он чувствовал, что очень расстроится, если ему скажут «нет» только потому, что он мальчик без руки. Но тренер разрешил Илье присоединиться к секции. «Спасибо ему большое, что он тогда взял меня на баскетбол. Ему было сложно — он всю жизнь тренировал аналоговых детей, у которых две руки и две ноги, а тут особенный мальчик, ради которого нужно всю программу тренировок пересмотреть. Я какое-то время пытался играть, но понял, что все-таки не получится в баскетболе достигнуть успехов», — рассказывает Морковский. Тогда Илья переключился на плавание. Когда он был во втором классе, в школу пришли представители соседнего бассейна и предложили детям записаться в секцию. Когда класс, где учился Илья, спросили, кто хочет присоединиться к новой группе, повисло молчание. «Все боялись плавать, потому что в детстве постоянно слышали эти страшные истории, мол, не ходите на речку, утонете. И тогда я подумал: «Так, Илья, это твой звездный шанс». Хотя мне самому так страшно было, что поджилки тряслись», — вспоминает Морковский. Представители секции обрадовались, что Илья заинтересовался плаванием, и взяли его в группу. Он начал быстро показывать хорошие результаты. Илью перевели в группу для людей с инвалидностью, чтобы в будущем отправить на паралимпийские игры. Морковский начал тренироваться в детско-юношеской спортивной школе олимпийского резерва «Дельфин» и выступать за сборную Хабаровского края. Впоследствии Илья стал участвовать во всероссийских соревнованиях и готовиться к Паралимпийским играм в Пекине в 2008 году. «У меня была такая цель — доказать себе, что я могу плавать лучше и быстрее всех во всем мире», — делится Морковский. В 2007 году Илье было 14 лет, семь из которых он провел в постоянных занятиях плаванием. Морковский приехал на очередной этап всероссийских отборочных соревнований, и накануне заплыва к нему в комнату пришел тренер. «Это был один из переломных моментов в моей жизни. Ко мне заходит тренер, протягивает шприц и говорит: «Илья, выбирай, либо «Эфедрин», и мы с тобой летим в Пекин. Либо тебе не хватит нескольких секунд, и ты не сделаешь сейчас «мастера спорта» и не полетишь в Пекин», — вспоминает Морковский. Илья очень хотел в Пекин. Он всегда мечтал доказать всем парням в школе и во дворе, что ничуть не отличается от них и что может добиться чего угодно. И хотел сделать это честно. В итоге Морковскому не хватило нескольких долей секунды, чтобы выполнить норматив для получения звания мастера спорта. «Я понял, что не хочу и не буду принимать допинг. Я плавал круче всех, кого тогда знал. Когда я сообщил, что ухожу из секции, тренер кричал мне в спину, что я обязательно пожалею, ничего в жизни не добьюсь и не стану никем», — рассказывает Илья. После того, как Морковский не смог построить спортивную карьеру, он попробовал в Хабаровске заниматься музыкой. Илья пел плохо, но в местную группу по вокалу его взяли за горящие глаза. В итоге Морковский даже успел попасть в вокально-инструментальный ансамбль МЧС России, в составе которого ездил по разным регионам страны и горячим точкам. «Я катался по горячим точкам в составе ансамбля МЧС около 10 лет. Я понял, что остановился в развитии и что мне очень скучно. В Хабаровске я всего добился, меня все знают, все конкурсы выиграл, проблем с работой нет, но постоянно думаю о том, что надо переезжать в Москву, где у меня вообще нет никаких родственников», — вспоминает Морковский. Чтобы в будущем не остаться в столице без работы, Илья променял ансамбль МЧС на работу менеджера по трансферам в банке «Восточный». Он занимался командировками сотрудников банка. Проработав год в отделении в Хабаровске, Морковский попросил руководство перевести его в столицу. В Москве Илья хотел работать с клиентами, поэтому прошел переобучение на кредитного эксперта и специалиста по финансовым услугам. Но руководство столичного офиса не допустило Морковского к работе. «Представитель банка сказала, что меня не могут перевести на работу с клиентами, потому что у меня есть особенность, из-за которой им будет неудобно со мной взаимодействовать. Я впервые тогда столкнулся с тем, что мне отказали в работе из-за моей руки», — рассказывает Морковский. Руководство банка было готово предложить Илье только позицию курьера. Морковский отказался. Ему было уже 28 лет, и все накопления он потратил на то, чтобы снять квартиру и пройти переобучение в банке. Какое-то время Морковский подрабатывал по ночам звукорежиссером — за время работы в вокально-инструментальном ансамбле он научился базовым навыкам работы с композициями. Это был 2014 год, и Морковский по-прежнему просто жил без одной руки. У него не было ни протеза, ни даже статичной силиконовой реплики. Илья сходил на 50 с лишним собеседований — ни в одну российскую компанию его на работу не принимали. Почти утратив веру в возможность найти работу в Москве, Морковский попробовал трудоустроиться в словенскую фармацевтическую компанию Krka, у которой было представительство в России. Во время собеседования у Ильи уточнили, умеет ли он печатать на клавиатуре. Услышав, что да, взяли на работу. Проработав около шести лет в фармацевтической компании, Морковский понял, что нужно снова все в жизни менять. И поставил себе новый вызов — захотел быть фотографом. «Я купил дорогующий среднеформатный фотоаппарат на 100 мегапикселей. И когда взял его в руки, понял, что снимать с одной рукой нереально. Как минимум, людям будет сложно работать с фотографом, у которого одна рука. Это сбивает и отвлекает. Я уже несколько лет не интересовался тем, что происходит на рынке протезов. Как-то помнил, что есть либо бесполезные стремные пластиковые модели, либо безумно дорогие бионические руки, которые я не мог себе позволить», — рассказывает Морковский. В интернете Илья нашел информацию о компании «Моторика», которая базируется в Сколково. «Я вообще не понял, как пропустил момент, когда хорошие протезы начали делать в Москве. Я смотрел на фотографии людей на сайте «Моторики» и понимал, что это люди будущего и что мне нужен такой же протез», — вспоминает Илья. Морковский прочитал, что руку можно получить бесплатно, попросив компенсации у государства. Но из-за того, что он был прописан в Хабаровске, дело не двигалось из-за бумажной волокиты. Около года документы Ильи пересылали по всей стране безрезультатно. Морковский знал, что имеет право на льготы, но не мог их получить. «Я нашел в интернете почту генерального директора «Моторики» — Ильи Чеха. И написал ему письмо о том, как я мечтаю получить руку, но мне не помогают. Рассказал, как протез изменил бы мою жизнь, как я стал бы фотографом, делал бы блог, вещал бы на всю страну о том, как я пользуюсь рукой. Я упомянул, что хотел бы заниматься видео и делать ролики о протезах и жизни киборгов», — рассказывает Морковский. К письму он приложил собственную фотографию, на которой было написано «здесь могла быть ваша рука». На следующий день Морковскому позвонил Чех и предложил встретиться. Илья стал пилотом-испытателем «Моторики», главная обязанность которого — постоянно рассказывать, как он пользуется рукой, что получается делать с помощью протеза, какие есть сильные и слабые стороны у той или ной модели. За то, что Морковский будет снимать влоги, компания выделила ему благотворительный фонд, позволяющий получить руку бесплатно. «В своих роликах я рассказываю о том, что можно делать с киберрукой, на что она способна, какие есть ограничения, как получить протез, с какими придется столкнуться проблемами и сложностями», — комментирует Морковский. Видео публикуются в Instagram, TikTok и YouTube. «На мне сейчас обычный самый доступный тяговый (тяговые протезы работают за счет усилий пользователя — когда человек сгибает сустав, натягиваются тросы и выполняется функция хвата) протез, который стоит около 150 000 рублей. Эту сумму вполне можно потянуть. Менять протезы нужно раз в два-три года, поэтому если взять руку в кредит, нужно будет выплачивать 5000 рублей в месяц. Что эта рука может делать? Каждый раз, когда слышу этот вопрос, впадаю в ступор, потому что я с помощью этого протеза делал уже абсолютно все», — рассказывает Морковский и задумывается, для чего протез не подходит. Илья считает, что со временем с помощью искусственной руки можно научиться выполнять любое действие: «Я показываю алгоритм — как держать руку, под каким углом поставить протез. Я, например, показывал три разных способа, как завязывать шнурки. Я около 1,5 лет пилотирую протезы и за это время пробовал и яйца из кипятка доставать, и ногти красить, и работать с ножом, и чистить картошку, и плавать в бассейне. Совсем недавно научился в протезе играть в бильярд. Всегда думал, что будет очень неудобно, потому что кий не будет скользить, а все получилось отлично», — объясняет Илья. Каждый протез Морковский тестирует около года. Сейчас он носит уже вторую руку, срок службы которой скоро подойдет к концу. Когда Илья заканчивается эксплуатировать протез, он возвращается к инженерам с подробной обратной связью, что нужно доработать в будущих версиях. «Видите, у меня сейчас все пальцы сразу двигаются? Мне не хватает фиксации в жестах. Я не могу зажать один или несколько пальцев так, чтобы они не двигались. И например, «показать козу». Благодаря этой доработке можно будет зажать все пальцы, кроме указательного, что существенно повлияет на удобство работы с клавиатурой», — рассказывает Морковский. На данный момент все тяговые протезы делают без фиксации. Такая функция есть только в бионических протезах (управление бионической рукой происходит через электроды с помощью биоэлектрических потенциалов мышц). «Бионика — очень тяжелая, дорогая и сложная. Чтобы научиться пользоваться такой рукой, нужно запомнить гигантскую схему, как управлять протезом, как переключаться с одного жеста на другой. Такой протез выглядит круче, но для меня все-таки менее функциональный, чем более легкий и подвижный тяговый», — считает Илья. Протезом нельзя поднимать предметы тяжелее 10 кг. Но многие другие ограничения — в головах носителей. «Ты можешь делать практически все, что хочешь, но ты ленивый. Это называется вынужденная беспомощность, когда родственники и друзья перманентно тебе помогают, и пропадает мотивация учиться жить самостоятельно, — рассказывает Морковский. — Каждый раз, когда я думаю, что какое-то действие не получится выполнить, я начинаю пытаться до тех пор, пока не найду свой способ. Например, был уверен, что не смогу тасовать карты и держать их так, чтобы оппонент не видел, что у меня на руках. Долго мучился, но в итоге нашел вариант, как выполнять даже эти не самые важные действия». Илья считает, что крайне важно всегда уточнять у людей с особенностями движения, нужна ли им помощь, и давать им возможность справиться самостоятельно: «Не нужно пытаться все за нас сделать. Я вот не люблю, когда за меня что-то делают. Если мне нужна помощь, я скажу: «Слушайте, ребята, мне сейчас очень лень завязывать шнурки, пожалуйста, помогите». Морковский уверен, что если формировать сообщество киборгов, которые постоянно пользуются протезами, рассказывают и показывают, как с их помощью выполнять те или иные действия, удастся избавиться от стереотипа, что хорошо жить с отсутствующей конечностью — невозможно.
Чтобы прочитать статью полностью, пройдите по ссылке "finanz,ru"


Добавить или редактировать инструмент

Новости партнеров
Новости партнеров
Загрузка...

Новости

  • Новости о Акции
  • Все новости
pagehit