ММВБ 2 373 -2,6%  Nasdaq 11 355 -0,3%  Биткойн 30 104 -0,8%  USD/RUB 60,0250 -3,2% 
РТС 1 240 -0,5%  S&P500 3 901 0,0%  Нефть 113,1 0,2%  EUR/RUB 63,5935 -2,9% 
Dow 31 262 0,0%  FTSE100 7 390 1,2%  Золото 1 854 0,4%  EUR/USD 1,0593 0,4% 

17.01.2022 10:00:00
01/17/2022 10:00:00 AM UTC+0300

Миллиардер Борис Йордан — Forbes: «Многие инвесторы боятся, что будут санкции»

Выращивание растений, содержащих наркотические средства и психотропные вещества, их приобретение, хранение, перевозка, изготовление и переработка являются незаконными в России. Пионер российского инвестиционного рынка Борис Йордан стал миллиардером, проведя в 2018 году IPO американского производителя медицинской марихуаны Curaleaf, а в октябре 2021 года вывел на московскую биржу «Ренессанс Страхование». Размещение прошло по нижней границе, компания разместила 147 млн новых акций и привлекла 17,7 млрд рублей ($250 млн), а ее капитализация с учетом привлеченных средств составила 66,8 млрд рублей (чуть меньше $0,95 млрд). Это IPO стало одним из последних в 2021 году для российского рынка. — Как вы оцениваете результаты IPO «Ренессанс Страхования»? — Я очень доволен и качеством инвесторов, и качеством размещения, и тем, что мы смогли начать процесс появления ряда международных инвесторов по финтеху в России. «Тинькофф» открыл этот рынок через свое IPO восемь лет назад в банковской сфере, а мы сделали это в страховании. К тому же наше IPO — первое страховое IPO в Европе за 20 лет. — Кто эти инвесторы? — Это крупные международные фонды, каждый из которых подписывался на акции в размере 25-30 млн долларов. Многие из них специализировались на финансах, разбираются в отрасли. Это не спекулянты, которые покупают и в тот же день продают, это фонды, которые инвестируют в долгую. — Вы довольны ликвидностью акций «Ренессанса» после IPO? — Конечно нет! Компании, которые только что разместились, иногда страдают низкой ликвидностью. Мы считаем, что наша ликвидность существенно поднимется в этом году, как только мы начнем раскручивать компанию. Во время IPO ты очень ограничен в действиях, но потом руки освобождаются, и ты можешь дать больше информации инвесторам. — Основатель «РЕСО-Гарантии» Сергей Саркисов говорил нам, что сейчас дисконт на российские компании составляет 40%. Вас это не испугало? — Конечно, Россия рассматривается с дисконтом к западным рынкам из-за политического риска. Многие инвесторы боятся, что будут введены санкции. Из-за дисконта мы и не сделали вторичное размещение. Мы планировали сделать первичное и вторичное размещения, совокупный объем размещения должен был быть $450 млн, однако мы сделали только первичное размещение на сумму $250 млн. Конечно, компания привлекла запланированный объем средств для реализации стратегии, а инвесторы получили качественный актив с дисконтом и потенциалом роста. Ну а акционеры оценивают свои активы выше и предпочли дождаться более справедливой оценки в будущем. — Вы говорите все-таки про дисконт. Если он не 40%, то сколько? — Мы все думаем, что стоим больше, чем мы стоим. Если смотреть на традиционных страховщиков в Европе, то мы вышли по той же самой цене, по которой торгуются они, с мультипликатором 9 к прибыли. У финтеха мультипликатор (расчетный коэффициент, позволяющий оценить стоимость компании. — Forbes) существенно выше — 25 к прибыли. Мы вышли по оценке традиционных страховщиков, но это только начало: рынок страхового финтеха в России еще не сформировался, он должен будет образоваться на основе нашего бизнеса, и мы должны доказать, что наша модель реально работает. И мы надеемся, что рынок существенно пересмотрит свою оценку акций «Ренессанс страхования» в ближайшие год-два. — Выходит, вы не получили желаемую высокую оценку, потому что рынок пока что не сформирован? — Да, сыграли несколько факторов. Во-первых, мы изначально не хотели выходить по мультипликаторам финтеха (25+), мы целились на оценку традиционных страховщиков, потому что мы знали, что рынок еще недостаточно знаком с нашей бизнес-моделью и не готов дать нам оценку финтех-проекта. Во-вторых, после нашей сделки российский рынок начал сильно охлаждаться, с конца октября были отменены четыре или пять первичных размещений. — Бум IPO в России закончился, по вашему мнению? — Скорее я бы сказал, что рынок взял передышку после бурного роста за последний год. Потребность российских компаний в капитале никуда не исчезла. По мере стабилизации политической ситуации будут и новые IPO. С другой стороны, мировые рынки беспрерывно растут практически 15 лет. На международных рынках давно назрела коррекция, я думаю, это произойдет в 2022 году. Кроме того, во всем мире растет инфляция, поэтому мы ожидаем, что в этом году будет достаточно трудный рынок для IPO. — Напряженная обстановка в мире сохраняется уже длительное время. Как вы в таких условиях вообще решились провести IPO? — Я торопился и, видимо, был прав. Многие банкиры советовали мне подождать еще год, аргументируя это тем, что через год компания будет больше, ведь у нас очень хорошие результаты. Они говорили: «Борис, что ты торопишься, тебе все эти деньги сегодня не нужны». А я хотел, наоборот, сделать сейчас, потому что я хочу использовать тот капитал, который я привлек, особенно если будут трудности на рынках, чтобы консолидировать несколько компаний. Из-за этого я принял решение сделать IPO в этом году, а уже в следующем году быть готовым на консолидацию. «Ренессанс страхование» сегодня, наверное, самая капитализированная компания на страховом рынке. Наш капитал намного больше, чем того требует регулятор. И мы можем себе позволить покупку более слабых с точки зрения капитала компаний. В этом состояла наша стратегия с IPO. — Опцион на допразмещение 10% от базового объема IPO был реализован? — Нет. Также действующие акционеры изначально хотели продать акций еще на $150 млн пропорционально — это не было реализовано. — Полученные средства вы направите на приобретение компаний? — Да. Мы на 100% мобильны, из-за этого у нас расходная база намного ниже, чем у наших конкурентов. Если мы покупаем крупного страховщика и консолидируем его на базе «Ренессанс страхования», мы серьезно снижаем его расходы. Мы закрываем их штаб-квартиры и офисы, переводим их премии на нашу структуру и сильно на этом выигрываем. Другие компании этого не могут сделать, у них нет такой синергии, потому что они имеют традиционную модель бизнеса и ограничены в возможностях ее радикальной оптимизации. — То есть вы планируете покупать именно традиционные компании, а не ваших непосредственных конкурентов? — Аналогов «Ренессанс страхованию» на российском рынке нет. Так же, как нет аналога у банка «Тинькофф» на рынке, он единственный. Самый, наверно, близкий конкурент — это «АльфаСтрахование», но он серьезно зависит от традиционных каналов. — У Тинькова практически нет крупных корпоративных клиентов, все-таки это розница. — У нас, кроме как в медицине, тоже нет. — Какие направления сейчас для вас приоритетны? — Прежде всего мы фокусируемся на direct-to-consumer — это продажа напрямую населению, без посредников. Второй наш приоритет — Budu, наш медтех-сервис. В третьих, мы строим сейчас большое отделение mental health. Это один из самых быстрорастущих секторов в сфере медицины и коучинга. Естественно, нас также интересуют все виды телемедицины. Пандемия СOVID-19 нам очень сильно в этом плане помогла, потому что люди не хотят уже ходить в поликлиники. Сейчас мы показываем большим компаниям в России, что если они возьмут Budu вместе со своим страховым полисом, мы поможем снизить их расходы на страховые полисы на 25-30%. Потому что мы берем всю первичную диагностику на себя. И мы контролируем этот процесс. Сегодня это самая большая проблема в российской медицине. Вот я сейчас болею, ко мне приезжал врач, они мне прописали 20 лекарств! 20, я не шучу. Абсолютный мусор. Понимаете? У многих больниц и поликлиник есть контракты с фармацевтическими компаниями. А наша цель — контролировать этот процесс, чтобы прописывали только то, что пациенту действительно нужно. Этим способом мы снижаем расходы для компании через Budu. — Направление mental health будете развивать внутри или планируете тоже какое-то приобретение? Потому что в России же есть очень успешные сервисы, которые предоставляют подобные услуги. — Мы планируем строить сами, и не только для России, но и для европейского рынка. При этом мы сфокусируемся на том, чтобы привлекать профессионалов с сильным современным образованием и опытом. — Вы сами будете отбирать специалистов? Как это будет выглядеть? — Да, мы будем и тренировать, и выбирать. Мы сейчас начинаем работать с европейскими университетами, подробности смогу рассказать чуть позже. — Вы говорите, что собираетесь развивать это медицинское направление, а каков на сегодняшний день его вклад в структуру выручки? — На медицину сегодня приходится 20%, это не включая сервис Budu, потому что он сейчас выделен из «Ренессанс страхования». Компании «Ренессанс страхование» принадлежит 49% Budu, 51% — акционерам «Ренессанс страхования», которые были до IPO. Более 50% нашей выручки приходится на автострахование, остальная часть 30% — на другие виды страхования. — В мае стало известно, что в состав акционеров «Ренессанс страхования» вошел Роман Абрамович и его партнеры из Invest AG. Можете рассказать, как сложилось это партнерство? — Он был сильно заинтересован в медицинском бизнесе. Мы где-то два года тому назад с ним начали разговаривать о Budu. Ему очень понравилась эта идея, и он вошел в «Ренессанс страхование». — Он с вами обсуждал, что планирует сохранить свой пакет, докупив акции на IPO? — Не обсуждал, но мы безусловно рады этой сделке, которая показывает его доверие команде и уверенность в перспективах нашей компании. — Насколько дешевле был оценен «Ренессанс страхование» в мае, когда Абрамович и партнеры заходили в него? — Я не обсуждаю такие темы. — Вы говорите, что Абрамович заинтересован в первую очередь в медицинском направлении. А у вас есть понимание того, зачем ему это медицинское направление? — Да, у него большой интерес к медицине. Он также вкладывает, как вы знаете, в поликлиники и так далее. Между его медицинскими активами и Budu есть синергия. — Хотели бы еще с вами поговорить про Curaleaf. Вам по-прежнему принадлежит контролирующая доля голосующих акций? — У меня пока остается контролирующая доля. Мы все ждем закона о легализации медицинской марихуаны в США на федеральном уровне. Когда это произойдет, я потеряю «лишние» голоса. Мы считаем, что в первой половине следующего года этот закон будет принят. Он очень популярен в Америке, там больше 90% населения поддерживают легализацию. В ноябре 2022 года в США пройдут выборы [в Палату представителей], и демократы хотят идти на них с этим законом как с частью своей платформы. — А как сейчас вообще распределяется ваше время и ваши усилия? Вы можете себе позволить уже меньше времени тратить на Curaleaf и больше заниматься «Ренессанс страхованием»? — В этом году я был где-то 50 на 50, из-за IPO я очень много времени тратил на «Ренессанс страхование», в следующем году, думаю, будет примерно так же — а потом посмотрим. Команда управленцев в «Ренессанс страховании» работает со мной почти 15 лет, из-за этого нам очень легко работать вместе. А Curaleaf — это совсем новый для меня бизнес. В Curaleaf я только что заменил команду, и в январе буду опять проводить изменения в структуре. Компания так быстро растет! Сильно изменяется индустрия, и у нас все время меняется менеджмент. Сейчас по масштабам этот бизнес сопоставим с «Ренессанс страхованием», его оборот составляет около $1,5 млрд, но растет он намного быстрее. Если Curaleaf растет на 100% в год, то «Ренессанс страхование» — на 20-25%. Я не являюсь управленцем ни одной, ни другой компании — я являюсь председателем совета директоров обеих компаний. То есть я больше ментор для менеджмента, чем управленец в ежедневном режиме. — Curaleaf наращивает и свое присутствие в Европе. Зачем вам это? — Европа — рынок в два раза больше рынка США по экономическим показателям и по населению. В Европе живет 750 млн человек, оборот незаконного рынка марихуаны составляет где-то $260 млрд, в Америке — $100 млрд. Не так давно новое правительство в Германии объявило, что они легализуют марихуану в 2023 году, а в Англии активно развивается медицинский бизнес, в Швейцарии объявили легализацию, в Голландии, в Израиле — большой медицинский бизнес. После Германии пойдет Франция, Испания, Италия и Португалии. Американский рынок в следующем году вырастет на 20-25%. В Европе, мы считали, ближайшие 5-10 лет он будет расти по 100% в год. Мы уже самый крупный игрок в мире. И, конечно, хотим закрепить эту позицию. — Насколько другим богатым людям из России интересна эта тема? — Да, интерес российских инвесторов сохраняется. Я часто встречаюсь с инвесторами, и по зуму, и теперь физически на конференциях, и там всегда присутствует очень большое количество русских family office. — А они вкладывают непосредственно в компании? Или в какие-то фонды? — И в проекты, и в компании, и в фонды. Опять же, я не слежу за каждым, но могу сказать. — интерес достаточно высокий. Русские хорошо понимают такие секторы, как марихуана, потому что они развиваются близко к тому, как развивалась новая российская экономика. Трудности регулирования и барьеры входа в индустрию не пугают русских инвесторов, они прекрасно понимают, как с этим работать.
Чтобы прочитать статью полностью, пройдите по ссылке "finanz,ru"


Forbes - Прогнозы aналитиков

Все оценки
  • Все
  • покупать
  • держать
  • продавать

Добавить или редактировать инструмент

Новости партнеров
Новости партнеров
Загрузка...

Новости

  • Новости о Акции
  • Все новости
pagehit