ММВБ 2 373 -2,6%  Nasdaq 11 355 -0,3%  Биткойн 30 104 -0,8%  USD/RUB 60,0250 -3,2% 
РТС 1 240 -0,5%  S&P500 3 901 0,0%  Нефть 113,1 0,2%  EUR/RUB 63,5935 -2,9% 
Dow 31 262 0,0%  FTSE100 7 390 1,2%  Золото 1 854 0,4%  EUR/USD 1,0593 0,4% 

27.01.2022 15:51:11
01/27/2022 03:51:11 PM UTC+0300

Многосигнальная система: почему понять требования России к Западу все сложнее

Большой евроатлантический теннис — переброска дипломатических мячей под аккомпанемент недипломатичных выражений — продолжается даже тогда, когда войну ждут просто со дня на день. Есть такое слово «brinkmanship» — балансирование на грани. И это балансирование продолжается уже скоро как полтора месяца. Сейчас, после письменного ответа США, представляющего коллективный Запад, на требования России, в этом теннисе, как выразился госсекретарь Энтони Блинкен, мяч оказался на корте российской стороны. Ракетные спекуляции За это время российские граждане постепенно привыкают к самой мысли о войне, но очень ее боятся и совершенно не хотят воевать. Рутинизируется и язык бесконечных угроз, серьезность которых не ясна. Возникает впечатление, что дипломаты не решают ничего, но рубль при этом устойчиво падает, как и финансовые рынки — если они так откликаются на ожидание войны, то что же произойдет, когда она действительно начнется? Ответ западной стороны, воплощенный в документах, которые посол США Джон Салливан после 19:00 26 января собственноручно принес на Смоленскую площадь, был предсказуем с самого начала: раздела сфер влияния в духе середины XX века не будет, малые страны суверенны и поэтому сами будут решать свою судьбу и выбирать модель безопасности, в том числе присоединяться или не присоединяться к НАТО, политика «открытых дверей» Североатлантического альянса работает, как и прежде. Подтверждена столь же предсказуемая готовность вести диалог собственно по делу — о неразмещении ракет, о военной прозрачности, о строительстве доверия и снижении военных рисков. Никаких принципиальных уступок не будет, тем более «немедленно» — а это «немедленно» тянется уже несколько недель. Система многосигнальна. Заместитель руководителя Администрации президента Дмитрий Козак ведет переговоры о судьбе Донбасса в нормандском формате — стороны даже договорились о продолжении дискуссий в Берлине. При этом Козак сообщает о том, что секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак, предложивший отправить вооружения в ДНР и ЛНР, не советовался с ответственными за переговоры лицами. Идея признания независимости Россией мятежных «республик» висит на стене, как классическое чеховское заряженное ружье. Зампред Совета безопасности Дмитрий Медведев, в противовес дипломатическим предположениям, признал возможное размещение ракет на Кубе (на манер 1962 года) и в Венесуэле нагнетающим ненужную напряженность. Те, кто стоят далековато от центров принятия решений — сенаторы — воинственно обещают совместный ответ России, Китая и даже почему-то Вьетнама (вспомнили Вьетнамскую войну?). Правда, при этом не спросили Китай. А председатель КНР Си Цзиньпин недавно настаивал на снижении международной напряженности и даже предположительно просил Путина не начинать войну до того, пока не пройдут зимние Олимпийские игры в Пекине, с которыми и так много проблем. Наш другой «друг» — Реджеп Эрдоган прямо заявил, что вторжение в Украину будет «не мудрым» решением, а Турция, вообще говоря, член НАТО, о чем все в пылу дискуссий напрочь забыли. При это «военно-технические» российские ответы могут носить только символический характер — подлетное время различается на секунды, и мир может взлететь на воздух отнюдь не от близости ядерных вооружений к той или иной границе. Все это в буквальном смысле пустой и спекулятивный разговор. Эта многосигнальность связана с тем, что каждый из политических деятелей по-своему прочитывает ситуацию и считает необходимым тем или иным образом публично обнаружить свою лояльность кремлевскому руководству. А для этого лучше выглядеть ястребом, чем голубем. Но проблема в том, что ситуация с трудом поддается расшифровке ввиду того, что круг людей, принимающих решения, чрезвычайно узок. До такой степени, что нельзя даже с уверенностью констатировать: сравнительно трезвые высказывания Дмитрия Медведева, например, это согласованная с самым верхом позиция или словесная интервенция, предпринятая только ради того, чтобы быть замеченным? Лишь бы не было войны Еще в 1957 году Генри Киссинджер в книге «Ядерное оружие и внешняя политика» со спокойной грустью констатировал, что «дипломатия бывала наиболее действенной в тех случаях, когда разногласия не касались вопросов, которые спорящими относились к разряду жизненно важных». И раз уж российская сторона по каким-то причинам считает, что остановка потенциального расширения НАТО на восток и уход военнослужащих альянса из стран-членов альянса (некий оксюморон!) — это жизненно важные интересы России, дипломатические средства решения этих проблем являются негодными. Военные, впрочем, тоже, поскольку ими можно достичь только противоположного желаемому результата. Опыт крымской кампании 2014 года подсказывает, что принципиальное решение будет принимать узкий круг или лично сам президент России, о чем уже практически открыто говорит глава МИД Сергей Лавров. Но даже этот узкий круг посылает противоречивые сигналы: если Кремль устраивал встречу с относительно лояльным сегодняшней России крупным итальянским бизнесом, то сам факт видеоконференции может расшифровываться только как мирный сигнал. Италия, при всей специфичности ее политической и бизнес-элиты, все-таки одна из ведущих стран ЕС и НАТО, член Большой семерки. Какой может быть бизнес, если начнется война? Значит, она не начнется? Можно оценивать произошедшее как принуждение Запада к диалогу. Тогда есть шанс, что под саундтрек «мы-продолжаем-настаивать-на-своих-предложениях» начнется реальный разговор о взаимных уступках в тех сферах, где это возможно. Тем не менее, воинственный риторический фон и символические «военно-технические» недружественные шаги сами по себе будут мешать эффективному диалогу. А он априори окажется долгим и скучным, как любой ответственный содержательный диалог, обозначающий «детские шаги» навстречу друг другу. Главная же задача сейчас описывается простой, еще советских времен, подлинно народной фразой: «Лишь бы не было войны». Последствия ее для России, ее имиджа, для социально-экономического благосостояния ее граждан, а значит, и их отношения к власти, просто для качества повседневной жизни окажутся катастрофическими. Можно убедить большинство населения в том, что «НАТО у ворот» и потому война оправдана, но уже нельзя, как это было в 2014 году, мобилизовать граждан России на ралли вокруг флага. И тем более мобилизовать их на реальную, горячую, отнюдь не телевизионную войну. Советский Союз морально (и материально) подорвался на войне в Афганистане, у сегодняшней России есть шанс потерять свои моральные силы на потенциальной «украинской» войне. Стороны могут сколько угодно перекидывать мяч на противоположную сторону корта в этом Евроатлантик Open — лишь бы это было дипломатическое, а не военное перекидывание. Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов
Чтобы прочитать статью полностью, пройдите по ссылке "finanz,ru"


Добавить или редактировать инструмент

Новости партнеров
Новости партнеров
Загрузка...

Новости

  • Новости о Акции
  • Все новости
pagehit