ММВБ 2 373 -2,6%  Nasdaq 11 355 -0,3%  Биткойн 29 380 -0,1%  USD/RUB 62,0000 -0,2% 
РТС 1 240 -0,5%  S&P500 3 901 0,0%  Нефть 112,9 1,3%  EUR/RUB 65,4875 -0,4% 
Dow 31 262 0,0%  FTSE100 7 390 1,2%  Золото 1 847 0,0%  EUR/USD 1,0550 -0,1% 

14.01.2022 12:00:00
01/14/2022 12:00:00 PM UTC+0300

Нереальные вечеринки: как физик из России перепридумал Zoom и нашел фанатов в Японии

Алмас Абулхаиров встречает корреспондента Forbes в просторном кабинете — со стенами фиолетового цвета и темно-коричневой мебелью. В этом офисе нет ничего необычного, кроме одного обстоятельства — кабинета не существует в реальности. Он — часть виртуального пространства платформы SpatialChat, придуманной Абулхаировым с партнерами Владимиром Закоуловым, Романом Скважем и Андреем Грудкиным, Сергеем Алексеенко в 2018 году. Основатели разрабатывали SpatialChat как аналог Zoom, в котором сами смогут проводить онлайн-вечеринки, и не верили в его перспективы как бизнеса. Судьбу проекта изменила пандемия. 20 апреля 2020 года команда представила обновленный продукт на американской площадке для стартапов ProductHunt. В тот же день, по словам Абулхаирова, SpatialChat вошел в топ-3 продуктов на платформе. К концу 2020-го сервисом уже пользовались несколько десятков тысяч человек, за следующий год он нарастил выручку до $250 000 в месяц. Сегодня у платформы, по ее собственным данным, около 15 000 уникальных пользователей в день — в основном из США и Японии. Как основателям SpatialChat удалось меньше чем за два года построить успешный стартап на рынке, которым заправляют гиганты вроде Zoom, Cisco, Google и Microsoft? Череда неудач Алмас Абулхаиров начинал карьеру во время учебы на физфаке МФТИ — в 2009 году он устроился аналитиком в инвестфонд ABRT Venture Fund. По собственным словам, в том же году он вел переговоры о сделке фонда с российским разработчиком игр для соцсетей Drimmi, созданным бывшим генеральным директором «Одноклассников» Никитой Шерманом. В конце 2009 года, когда стороны согласовали раунд на $4 млн (он был закрыт в январе 2010 года), Абулхаиров понял, что научился инвестированию, и теперь ему нужна «стартаперская движуха». Он ушел из фонда, а через несколько недель его пригласили аналитиком в Drimmi. «Я был восхищен способностью Алмаса жонглировать цифрами и разделываться с Excel-таблицами на уровне волшебника», — вспоминает Шерман. За два года в компании Абулхаиров вырос до коммерческого директора и в 2011 году попросил Шермана пересмотреть условия работы, в частности, выделить ему опцион. Тот отказал, посчитав, что еще рано «фиксировать подобные вещи на бумаге». Абулхаиров на этом фоне ушел из Drimmi и решил запустить собственный бизнес. Первым проектом стал сервис для онлайн-знакомств Yumixo, который предприниматель создал летом 2011 года. Он утверждает, что около $300 000 на старт дал миллиардер Ратмир Тимашев, сооснователь компании Veeam Software и фонда ABRT Venture Fund. Деньги пошли на услуги аутсорс-разработки. Forbes направил запрос Тимашеву, но на момент публикации не получил ответ. Дейтинг казался Абулхаирову «денежной нишей», но бизнес не пошел. «Я не учел высокую конкуренцию», — признается он. На рынке онлайн-знакомств с 2006 года работал сервис Badoo российского миллиардера Андрея Андреева. По словам Абулхаирова, компания «давила конкурентов маркетинговым бюджетом». Через полтора года он оставил надежды вывести Yumixo в плюс и закрыл ее. С 2013-го по 2017 год Абулхаиров, по собственным словам, успел запустить на деньги Тимашева еще два проекта — инструмент для анализа аудитории в приложениях InAppBlast и разработчика мобильного софта для умных домов Ezzi Labs. Обе компании повторили судьбу Yumixo: так и не смогли выйти в плюс и в итоге были закрыты. По словам Абулхаирова, с 2011-го по 2017 год Тимашев суммарно вложил в его проекты около $1 млн. Своя вечеринка В апреле 2017 года бывший исполнительный директор Drimmi Виктор Захарченко предложил Абулхаирову стать партнером инвестфонда FunCubator, который готовил к запуску с марта вместе с основателями разработчика приложений FunCorp — Владимиром Закоуловым, Андреем Грудкиным и Сергеем Алексеенко. Абулхаиров рассказывает, что во время первого звонка по Skype между ним и партнерами возникла «химия», и он согласился вернуться в мир инвестиций. Официальный запуск фонда состоялся в мае того же года. Основатели FunCorp параллельно искали идеи для нового общего бизнеса. К этому процессу они подключили Абулхаирова. Партнеры верили в нишу сервисов для коммуникации, вспоминает предприниматель: «Решения были — Skype, Zoom. Но общение там казалось каким-то искусственным, не приносило эмоций». К 2018 году Абулхаиров вместе с основателями FunCorp разработали и протестировали несколько десятков прототипов сервисов для общения, пока, наконец, не придумали SpatialChat. Это пространство с виртуальными комнатами, где участники беседы отображаются в небольших круглых рамках. Пользователь может самостоятельно перемещаться по комнате: отдаляясь от компании, он перестает слышать своих собеседников, но начинает улавливать обрывки разговоров тех, с кем оказывается рядом — как на реальной вечеринке, описывает Абулхаиров. Прототип сервиса за два месяца собрали Грудкин, Закоулов и технический директор FunCorp Роман Скваж. В декабре 2018-го FunCorp протестировал его, организовав предновогоднюю вечеринку на 20 человек. Необычный опыт всех воодушевил, но развивать проект приятели не стали. «Мы тогда думали, что сделали сервис чисто для себя, и не были уверены, что он понадобится кому-то еще, — признается Абулхаиров. — К тому же, у меня была активная стадия в фонде [FunCubator], и я не смог бы посвятить все время стартапу». К концу 2019 года команда FunCubator инвестировала весь привлеченный капитал — около $10 млн, вспоминает Захарченко. По его словам, партнеры «разошлись заниматься своими делами», а проинвестированные проекты продолжили вести в фоновом режиме. Абулхаиров остался в FunCorp и не вспоминал о заброшенном сервисе до начала 2020 года, когда мир охватила пандемия, а платформы видеосвязи стали активно наращивать аудиторию. В апреле того же года он вместе Закоуловым, Грудкиным, Алексеенко и Скважем зарегистрировали компанию SpatialChat на Кипре. Пока по 30% в ней принадлежат Грудкину и Алексеенко, 40% — Закоулову, следует из данных кипрского корпоративного реестра. По словам Абулхаирова, доли всех основателей, включая его и Скважа, закреплены в партнерском соглашении и скоро будут отражены в корпоративной структуре. Основатели задумывали сервис как международный, поэтому сразу перевели его на английский язык. Официальный запуск состоялся 20 апреля 2020 года на американской площадке для стартапов ProductHunt. В тот же день сервис вошел в топ-3 продуктов на платформе и «моментально» нашел поклонников онлайн-вечеринок в Японии, странах Европы и Латинской Америки, утверждает Абулхаиров. С апреля по июнь 2020-го число пользователей выросло до 10 000 человек в день. Тусовки по-японски Поначалу партнеры продавали разовый доступ к сервису и предлагали два тарифа: $30 в час или $300 в сутки за виртуальную комнату для 50 человек. В мае 2020-го у стартапа появились первые платные корпоративные клиенты, например, российская компания Disruptive.vc, которая организовывала в SpatialChat конференцию для «Газпром нефти». Основатель Disruptive.vc Дмитрий Масленников, по собственным словам, был знаком с Абулхаировым по FunCubator и решил попробовать SpatialChat, потому что «все уже устали от Zoom» и хотели разнообразить онлайн-опыт. В отличие от Zoom SpatialChat позволял пользователям делиться на автономные группы и, к примеру, выполнять задания модератора. Другой ранний пользователь приложения, основатель анимационной студии Toonbox Павел Мунтян, обратил внимание на SpatialChat, когда проводил исследование подобных разработок в 2020 году. «Это было самое эффективное приложение среди интерактивных видеочатов, поэтому мы начали его использовать, — вспоминает Мунтян. — Я прикрутил автоматическую ссылку на чат к своему календарю и обнаружил, что на каждой встрече новые люди, приходят от решения в полный восторг, поскольку кроме Zoom и Google Meet ничего не видели». В июле основатели ввели подписку — $49,99 в месяц за три виртуальные комнаты суммарно для 120 человек (в одной комнате могут находиться не более 50 человек). Пользователь также может купить доступ на сутки: цены варьируются от $300 за 100 комнат суммарно на 150 человек до $1690 за 100 комнат на 1000 человек. Годовой тариф за $12 000 дает возможность проводить мероприятия в 100 комнатах для 5000 человек. По словам Абулхаирова, к августу выручка выросла до $27 000, а к сентябрю — до $65 000. Тогда же, в сентябре 2020 года, компания вышла в плюс — во многом благодаря сокращению расходов втрое на фоне смены провайдера видеохостинга, объясняет он. В конце года сервис стал активно продавать годовую подписку международным event-агентствам — это повысило его узнаваемость среди американских и европейских компаний. Мощный рост SpatialChat пришелся на 2021 год. В течение него среднемесячная выручка компании увеличилась в четыре раза — до $200 000, а аудитория в шесть раз — до 600 000 уникальных пользователей в месяц. Абулхаиров связывает это с ростом интереса к удаленной работе: «Только в 2021 году люди стали принимать факт, что ковид скоро не закончится. Все системно заговорили о том, что удаленка — не миф, и начали изучать сервисы для удаленной работы». Еще один драйвер роста — активные продажи контрактов зарубежным университетам, которые проводят с его помощью удаленные занятия. Абулхаиров утверждает, что сегодня сервисом пользуются в 110 вузах США и в 190 вузах Японии. При этом в американских учебных заведениях пока покупают подписку на SpatialChat не централизованно, от лица вуза, а факультетами в частном порядке. Стать основным партнером вуза сервис пока не может — для этого компания должна выполнять требования федерального закона США о семейных образовательных правах и конфиденциальности (FERPA). Он защищает конфиденциальность записей об образовании учащихся, в том числе персональные данные. Как это сделать, в компании пока не разобрались, признается Абулхаиров. За время пандемии конкуренция среди виртуальных чатов усилилась — на рынке появились десятки площадок, где люди могут общаться в игровой манере. Например, в китайском Remo и канадском Rally пользователь может переходить от одного виртуального стола к другому, кликнув на него. Интерфейс Rambly напоминает игры-бродилки 2000-х: пользователь выбирает себе персонажа и может общаться с другими людьми, находясь, к примеру, в виртуальной пустыне с кактусами. В индийском Topia можно создать собственный мир, а в Cubechat видео пользователей представлено как в SpatialChat, только в кубах. Абулхаиров утверждает, что несмотря на глобальную конкуренцию, основную долю выручки SpatialChat приносят США и Япония, на Россию и СНГ пригодится всего 5%. В Японии сервис стал популярен случайно. Оказалось, что его интерфейс напоминает местным жителям известные телешоу, где смеющихся людей также изображают в круглых рамках, объясняет предприниматель. Это подтверждает техноблогер и автор подкаста Gurov Digital Павел Гуров: «В Азии в целом любят кружочки с лицами людей как визуальный прием. Несколько лет назад я жил в Сеуле и постоянно наблюдал подобное на местном ТВ». Сегодня японцы организуют в SpatialChat не только занятия, но и диджей-сеты, свадьбы, похороны и выпускные вечера, перечисляет Абулхаиров. Сервис закрепился в Японии еще и потому, что «транслирует культуру страны», считает предприниматель. Например, чтобы услышать собеседников за другим виртуальным столом в Remo, нужно встать и подсесть к ним. В SpatialChat же можно сначала немного отодвинуться от собеседников, чтобы понять, о чем говорят в другой группе. Если пользователю интересна другая беседа, он может попрощаться с нынешними собеседниками и пересесть. Принципал венчурного фонда Fort Ross Ventures Денис Ефремов обращает внимание на то, что ряд сервисов — Spatial.io, EngageVR, vSpace, VRChat, Party Space и другие — в отличие от SpatialChat предлагают 3D-графику. По его мнению, проект Абулхаирова и партнеров проигрывает таким платформам по уровню погружения в виртуальное пространство, но при этом последние пока работают медленнее и с техническими сбоями. По собственным оценкам, SpatialChat занимает третье место по популярности среди сервисов, уступая Remo и американскому Gather. Первый стал пионером на рынке интерактивных видеочатов, с 2019 года успел наладить продажи и маркетинг — и поэтому вырвался вперед, считает Абулхаиров. Второй стартап выигрывает гонку за счет инвестиций. По данным Crunchbase, с 2020 года компания привлекла $26 млн от семи инвесторов, включая Y Combinator и Sequoia Capital. За первую половину 2022 года Абулхаиров хочет нарастить выручку еще в два раза. Основатели также планируют за 2022 год интегрировать сервис с платформами вроде Slack, Microsoft Teams и Miro. Подобные интеграции — одна из основных точек роста для стартапа, считает Виктор Захарченко: «Сильнейший игрок на рынке — тот, с кем клиенту физически больно расставаться. А интегрированный софт большим корпорациям очень тяжело выковыривать». Абулхаиров признается, что команда уже получала предложения от инвесторов, но отказывалась от них. Основателям важно, чтобы помимо денег инвестор помогал стартапу своими компетенциями. Они мечтают об инвестициях от фондов, уважаемых в США и Европе. «Нам нужно, чтобы нас валидировал топовый американский фонд. Это важно при работе с американскими корпорациями. Для них поддержка условной Sequoia (американский венчурный фонд. — Forbes) означает, что мы — нормальные пацаны, прошедшие огонь и воду», — объясняет предприниматель.
Чтобы прочитать статью полностью, пройдите по ссылке "finanz,ru"


ZOOM CORP Registered Shs - Прогнозы aналитиков

Все оценки
  • Все
  • покупать
  • держать
  • продавать

Добавить или редактировать инструмент

Акции в этой новости

ZOOM CORP Registered Shs 1 006,00 0,60% ZOOM CORP Registered Shs
Новости партнеров
Новости партнеров
Загрузка...

Новости

  • Новости о Акции
  • Все новости
pagehit