ММВБ 2 373 -2,6%  Nasdaq 11 355 -0,3%  Биткойн 30 104 -0,8%  USD/RUB 60,0250 -3,2% 
РТС 1 240 -0,5%  S&P500 3 901 0,0%  Нефть 113,1 0,2%  EUR/RUB 63,5935 -2,9% 
Dow 31 262 0,0%  FTSE100 7 390 1,2%  Золото 1 854 0,4%  EUR/USD 1,0593 0,4% 

21.01.2022 09:00:00
01/21/2022 09:00:00 AM UTC+0300

Спираль неравенства: за пять лет бедные россияне стали еще беднее, а богатые — богаче

Разрыв между россиянами с высокими и низкими доходами в России за последние пять лет увеличился: в большинстве регионов с низкими доходами они еще больше снизились, а в большинстве регионов с высокими — выросли. Это следует из расчетов аналитиков ING, сделанных специально для Forbes. Сильнее всего реальные денежные доходы выросли на Чукотке, благосостояние жителей которой пять лет назад было в 2,2 раза выше, чем в среднем по России, а сегодня — в 2,6 раза выше. Лидер падения — Тамбовская область, где среднедушевые доходы пять лет назад были на 16% ниже средних по России; сегодня же они не дотягивают до среднего по стране уровня на 27%. Рост не для всех В 2013 году благосостояние россиян достигло исторического максимума, к которому с тех пор так и не вернулось. Последовали присоединение Крыма, санкции, кризис и обвал рубля. Реальные доходы населения стали падать: они сокращались с 2014 по 2017 год включительно, самый сильный провал — на 4,5% — пришелся на 2016 год. В 2018–2019 годах уровень доходов удалось несколько повысить, после чего последовал коронакризис, новый обвал и новое восстановление: по последним доступным данным (январь-сентябрь 2021 года), реальные доходы населения сейчас на 1,3% выше уровня докризисного 2019 года. Они также на 3,6% выше, чем пять лет назад, в январе-сентябре 2016 года, отмечает главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Долгин. Однако если посмотреть, как изменился уровень благосостояния в каждом субъекте в отдельности, становится ясно, что в большинстве регионов России среднедушевые доходы все еще значительно ниже, чем в «провальном» 2016-м. В 66 российских регионах в 2016 году уровень доходов не дотягивал до среднероссийского (29 300 рублей), следует из расчетов ING. В 43 из них за пять прошедших лет доходы населения сократились, в 13 — выросли меньше среднероссийских, лишь в 10 выросли сильнее, чем в среднем по стране. При этом относительно существенно доходы выросли только в семи регионах: в Адыгее, на Алтае и в Крыму — на 15%, в Чувашии, Севастополе, Новосибирской и Ленинградской областях — на 7–10%, замечает Долгин. В 21 регионе пять лет назад доходы соответствовали среднему по стране уровню или превышали его. С тех пор уровень благосостояния вырос в 13 из них, а снизился в восьми, в трех из них — менее чем на 1%. Явно прослеживается тенденция: чем богаче изначально были жители региона, тем с большей вероятностью их благосостояние улучшалось в последующие годы. Среди субъектов, где доходы жителей превышали средние по России, рост доходов показали 62%, среди тех, в которых доходы жителей превышали среднероссийские на 10% и более, — 75%, а среди регионов, где доходы были на 20% и более выше средних по стране, рост был в 86% случаев. Упавшие ниже других «В 49 субъектах со средним и низким доходом, где на начало 2021 года проживало свыше 77 млн человек (53% населения), реальные доходы населения за последние пять лет упали», — констатирует Долгин и добавляет, что большинство из них — регионы Центрального федерального округа, Северного Кавказа и Приволжья. Абсолютный лидер по падению благосостояния за последние пять лет — Тамбовская область: сегодня реальные денежные доходы ее жителей на 15% меньше, чем в 2016 году. Тогда они были ниже среднероссийских на 16%, а сейчас — на 27%. Жители области и в долги влезают быстрее, чем россияне в среднем, следует из проведенных для Forbes расчетов Frank RG: их закредитованность за пять лет выросла с 38% до 59%. Люди покидают Тамбовскую область: чистый отток за пять лет составил 16 400 человек, или 1,6% ее населения на начало 2016 года. На втором месте — Новгородская область: реальные доходы ее жителей сегодня на 13% ниже, чем в 2016-м, и если тогда среднедушевой доход жителя области не дотягивал до среднего по стране на 18%, то сейчас — на все 28%. Закредитованность здесь растет быстрее, чем в целом по стране, и люди отсюда тоже уезжают — за пять лет население из-за оттока мигрантов сократилось на 5000 человек, или на 0,8%. На третьем месте по темпам падения доходов Республика Коми. Она — исключение из общего правила «бедные становятся беднее, богатые — богаче». В 2016 году местное население жило на 6% лучше среднего по стране, а сегодня доходы здесь на 13% ниже, чем пять лет назад, и на 5% ниже средних по стране (37 200 рублей). Закредитованность населения тут растет таким же темпом, как и в целом по стране, — за пять лет она увеличилась на 15 процентных пунктов, с 33% до 48%. Зато отток жителей оказался значительным: республику покинули 42 300 человек — почти 5% ее населения на начало 2016 года. В Башкортостане отрыв от среднего по России уровня благосостояния увеличился с 6% до 21%, в Курганской области — с 34% до 40%, в Омской — с 17% до 27%, в Вологодской — с 10% до 20%, в Пермском крае — с 7% до 19%, в Еврейской автономной области — с 22% до 24%, а среднедушевой доход жителей Карачаево-Черкесии, который и так был ниже среднероссийского на 43%, сейчас составляет меньше половины дохода среднего россиянина. Во всех регионах — лидерах по падению доходов, за исключением Вологодской и Еврейской областей, темпы роста закредитованности были выше средних по стране, причем особенно быстро люди влезали в долги в Омской области, Башкортостане и Карачаево-Черкесии. Все они без исключения теряли людей: рекордсменом по количеству стала Омская область, которую покинули 59 700 человек, или 3% населения. Лидеры роста Абсолютный лидер по росту благосостояния — Чукотка: реальные денежные доходы ее жителей за пять лет увеличились на 22%, и если в 2016 году они были выше средних по России в 2,2 раза, то сейчас — в 2,6 раза. Закредитованность населения, хоть и выросла вдвое — с 9% до 18%, остается одной из самых низких в стране. Как и безработица, сократившаяся с 3,5% до 2,5%. Это, однако, не мешает округу терять людей: отток мигрантов за пять лет составил 2100 человек, а это 4,3% небольшого населения Чукотки на начало 2016 года. На втором месте — Ямал: здесь доходы населения выросли на 16% относительно уровня 2016 года, но как были в 2,5 раза выше среднероссийских, так и остались. Здесь также становится меньше безработных, но люди уезжают: округ с начала 2016 года покинули 17 300 человек, то есть 3,2% его населения. В Адыгее, Крыму и на Алтае доходы населения сегодня на 15% выше, чем в 2016 году. Все три были и остаются регионами с небогатым населением, хотя отрыв от среднероссийского уровня доходов за пять лет удалось сократить. Адыгея уменьшила отставание с 19% до 13%, Крым — с 42% до 34%, Алтай — с 43% до 42%. Все три республики увеличили население за счет мигрантов, особенно Адыгея — на 13 200 человек, или на 2,9%. Следующие по росту благосостояния — москвичи и питерцы, чьи реальные доходы выросли на 14% и 13% соответственно. Их отрыв от среднего по стране уровня доходов таким образом лишь усугубился: в Москве доходы превышали среднероссийские вдвое, сейчас — в 2,2 раза, в Санкт-Петербурге они были выше на 31%, сейчас — на 38%. Закредитованность в обоих городах растет медленнее, чем в среднем по стране, и сейчас составляет 50–51%, безработица хотя и растет, но остается очень низкой, а население прирастает сотнями тысяч мигрантов. Почти вдвое превышают средний по России уровень доходы жителей Магаданской области. Пять лет назад разница составляла 71%. Однако жители покидают ее: за пять лет чистый отток населения составил 8700 человек, или 5,9% населения. А вот в Ленинградской и Новосибирской областях, где доходы растут почти так же быстро, но остаются несколько ниже средних по стране, население прибывает: оно увеличилось на 9,3% и на 0,4% соответственно. Пандемия и спираль неравенства Падение доходов в бедных российских регионах может быть следствием отсутствия структурных преобразований в экономике нерентных и малых регионов, считает Долгин. Коронакризис, по его словам, лишь усугубил эту тенденцию: «Во-первых, вся государственная политика стала сводиться к борьбе с ковидом и последствиями, тогда как программы развития экономики, в том числе нацпроекты, отошли на второй план. Во-вторых, ковид ударил по малому и среднему бизнесу в сфере услуг, усилив поляризацию». Пандемия относительно нейтрально сказалась на занятых с высоким уровнем образования и болезненно — на занятых физическим трудом, а это, как правило, представители менее оплачиваемых профессий, живущие в более бедных регионах, рассуждает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. По расчетам Международного валютного фонда, люди, занятые физическим трудом, в течение пяти лет после пандемии будут подвержены риску безработицы, отмечает она. Увеличение разрыва между богатыми и бедными регионами в России отражает логику этих расчетов, считает экономист. Сократить образовавшийся разрыв по доходам в ближайшее время вряд ли удастся, считают эксперты. «При желании, реформе межбюджетных отношений и политических изменениях — все преодолимо, но в текущей конструкции вертикали во всем вряд ли реализуемо», — скептичен директор по инвестициям «Локо-инвеста» Дмитрий Полевой. «Поскольку структура экономики [в России] мало меняется, я думаю, что если разрыв образуется, то ликвидировать его будет трудно. <…> Люди будут мигрировать в регионы, где больше работы, и из этих бедных [субъектов] будет уходить ресурс, будет открываться меньше бизнеса, и так далее. Это порочный круг», — говорит Орлова.
Чтобы прочитать статью полностью, пройдите по ссылке "finanz,ru"


Добавить или редактировать инструмент

Новости партнеров
Новости партнеров
Загрузка...

Новости

  • Новости о Акции
  • Все новости
pagehit