ММВБ 2 373 -2,6%  Nasdaq 11 355 -0,3%  Биткойн 29 380 -0,1%  USD/RUB 62,0000 -0,2% 
РТС 1 240 -0,5%  S&P500 3 901 0,0%  Нефть 112,9 1,3%  EUR/RUB 65,4875 -0,4% 
Dow 31 262 0,0%  FTSE100 7 390 1,2%  Золото 1 847 0,0%  EUR/USD 1,0550 -0,1% 

19.01.2022 12:45:00
01/19/2022 12:45:00 PM UTC+0300

Таскала трубы и лезла в юбке на крышу: как женщины работают в сфере строительства

Вера Бурцева, директор инженерной компании «Бюро Техники» — Я руковожу инженерной компанией, которую создал мой отец 30 лет назад. Так получилось, что я последние 10 лет продолжаю его дело, хотя меня до этого не готовили в управленцы. Папа думал, что я буду преподавателем в каком-нибудь вузе, говорил: «Будешь ходить, кофточки менять», как в клуб. И в целом меня воспитывали как хорошую жену и хозяйку. Готовка, забота о муже, вот это все. Но так получилось, что в компании был кризис. Отец у меня не операционный менеджер, а предприниматель и инноватор, так что ему все это было не очень интересно. Я говорю: «Папа, давай я». Мне было на тот момент 24–25 лет. Он сказал — хорошо, давай. Так и получилось. Мы создаем климат в зданиях, в основном в сложных — театрах, музеях, бизнес-центрах, спорткомплексах. И занимаемся в целом инженерными системами. Чтобы в здании было тепло, был интернет, была вода — в общем, все то, что создает комфорт, но что мы не замечаем. Когда я начала работать, мы в нашей компании искали конкурентные преимущества. Решили, что это будет энергоэффективность — тогда, семь-восемь лет назад, это была модная тема. Изучили вопрос, разобрались, как энергоэффективность повышают за рубежом. Поняли, что нашей стране тоже нужен такой подход. И решили разработать российскую систему снижения энергоемкости и повышения экологичности GREEN ZOOM. Последние семь лет мы ее развиваем, уже сертифицировали более ста объектов по всей России. Лично я практически не сталкивалась в отрасли с какими-либо случаями дискриминации по гендерному признаку. Лишь однажды мне мужчина — и то не заказчик, а просто знакомый — сказал: «Вера, зачем ты вообще этим занимаешься?», и дал ценный совет идти супы варить. Он был такой в малиновом пиджаке, в кабинете, целиком обшитом деревянными панелями и украшенном иконами. Я, видимо, была из какого-то другого мира. Еще был случай, когда мы делали инженерные системы в трех павильонах строившегося тогда «Экспофорума» в Петербурге. Мы были одними из самых крупных подрядчиков. А мне было 25–26 лет, я выглядела совсем юно. На планерках я была единственной женщиной, и другие руководители удивлялись, когда заказчик спрашивал: «Вера Сергеевна, а что вы думаете?» Потом, когда мы уже построили объект, он мне сказал, что многие из тех директоров считали меня его любовницей. Меня это оскорбило. А он сказал: «Да ладно, Вера, надо быть проще. Ну, думали и думали». Много позже я поняла, что он с помощью меня манипулировал теми мужчинами. Я по характеру отличница результативная, всегда говорила: «Конечно, мы все сделаем. Вот что для этого нужно». И остальным мужчинам, которые участвовали в совещании, было уже не отказаться. Раз эта пигалица может и делает — значит, и им надо. Я вижу, что в последние годы женщин в нашей отрасли становится больше. И скажу честно: мне это нравится. Я с большим уважением отношусь к мужчинам как к стратегам, людям, которые могут мыслить комплексно. Но женщины все же более результативны. Наверное, потому, что общество постоянно дает нам много ролей, с которыми мы должны хорошо справляться: жены, матери, сотрудницы. Это учит организовывать все и добиваться результата. Полина Василенко, основательница и CEO стартапа Heliorec — С 18 лет я работала в нефтегазовой отрасли. Начала работать во ВНИИ нефти им. Крылова, делала анализы нефтей, попутных газов. После этого, по окончании института, я работала в небольшой нефтесервисной компании инженером по цементированию скважин. С 2008 начала работать на той же должности в крупной международной компании Schlumberger. Два года работала в полях: тебя закидывают на вертолете в тундру, где на много километров вокруг нет признаков цивилизации, и ты там таскаешь трубы, чистишь цементировочный агрегат, подключаешь электричество… Работала так в Новом Уренгое, на Сахалине, потом еще некоторое время в Техасе. Когда я начинала, условия в России для девушек на этой работе было, скажем так, не очень friendly. Начиная с банальной гигиены: обычной была ситуация, когда в -40°C туалет на улице, а на тебе много одежды… В Сибири у меня была зарплата выше, чем у мужчин, с которыми я непосредственно работала, потому что я была инженером, а они были операторами и мастерами. И они не могли понять, как так: я тащу трубу меньшего диаметра, но получаю больше? И вообще, почему я этим занимаюсь, а не варю борщи дома? Постоянно приходилось доказывать, что я такой же член команды, как и все. При том, что ответственности у меня было больше. Потом я работала уже в офисе, и там было попроще. В 2019 году я открыла во Франции стартап, который занимается строительством солнечных электростанций на воде. Уже построили две: в Дагестане, на озере Агель, на 7 КВт, и в бельгийском порту Остенде, на 10 КВт. В Европе сексизма меньше, но все равно он и здесь ощущается. На встречах, когда я одна что-то рассказываю по технической части, это воспринимают не так, как когда подключается опытный мужчина, который говорит то же самое. Его слушают с большим доверием просто потому, что он мужчина, а мужчины, «как известно», лучше разбираются в технике. Но все же женщин в нашей отрасли становится больше. Международные компании ставят себе цели иметь в руководстве не менее 15–20–30% женщин. Люди двигаются в этом направлении. Я считаю, это правильно. Если человек — неважно, женщина это или мужчина — делает свою работу хорошо, то нужно к этому относиться без стереотипов. Зачем разделять профессии на «мужские» или «женские», если мы в них работаем головой или руками, а не какими-то другими органами? Интересно, что в Дагестане, очень патриархальном регионе, мне повезло работать с прогрессивными партнерами. Артур Алибеков, руководитель группы компаний «EcoEnergy», смотрит на вещи очень по-европейски и я не чувствовала к себе предвзятого отношения из-за гендера. Хотелось бы, чтобы такая ситуация стала нормой в нашей стране. Как мы видим, это уже происходит — потихоньку, шаг за шагом. Что не может не радовать. Но в целом гендерный перекос в России и в мире еще остается — и по зарплатам, и по руководящим позициям. Наталья Девяткова, основатель и CEO группы компаний «Денова» Я выросла в школе-интернате для детей, оставшихся без попечения родителей в Перми, поэтому привыкла ни на кого не рассчитывать и идти своим путем. Первой моей работой была работа учительницы начальных классов. Только в 26 лет я смогла поступить на факультет экономики и управления гостиничным бизнесом Тюменской академии искусств и культуры, закончила ее в 2002 году. А спустя два года, уже будучи топ-менеджером строительной компании, выиграла грант Госдепартамента США и уехала учиться в Америку, по международной Программе по обучению и обмену опытом среди предпринимателей. После стажировки в Cushman & Wakefield, риелторской компании из «Большой пятерки», я поняла, что бум крупноформатной недвижимости, который был тогда в Штатах, скоро захлестнет и Россию. Вернувшись, я получила степень MBA в Русской школе управления и основала в Тюмени собственную компанию, которая сегодня выросла в группу компаний, специализирующихся на консалтинге, операциях с недвижимостью, управлении объектами. С 2013 года стала полномочным представителем Российской гильдии управляющих и девелоперов на территории Тюменской области, а в 2015 году меня избрали ее вице-президентом. До меня этот пост ни разу не занимали люди из регионов. Конечно, когда заходишь на мужскую территорию, каковой считается недвижимость, на тебя сначала смотрят с вопросом: «А что эта блондинка может? Что она знает? Как она может нами, такими матерыми управлять?» Но мои достижения быстро завоевали для меня авторитет. Строители и управляющие Тюменской области быстро поняли, что я могу лоббировать их интересы на федеральном уровне, и поддерживали меня во всех начинаниях. За 20 лет в профессии у меня было немало кризисных ситуаций, в том числе связанных с гендером. Расскажу о двух из них. Первая случилась в 2008 году: в августе мы подписали договор на брокеридж торгового центра на 52 000 кв. м, а в сентябре разразился финансовый кризис. И девять месяцев у нас не было ни одной сделки по этому ТЦ. У собственника, мужчины, порой сдавали нервы. Он говорил: «Я тебя слушаю и строю, хотя все заморозили свои стройки. Ты понимаешь, что деньги заемные? Ты собой торговать будешь во всех этих павильонах!» И реально было страшно. Но я говорила: «Я не знаю, когда закончится этот кризис. Но когда это произойдет, вы будете единственным, у кого будет качественное торговое предложение». И время показало, что я была права. Мы сдали объект в декабре 2009 года со 100%-м наполнением по докризисным ценам. Второй кризис случился в самом конце 2010 года. Я была на девятом месяце беременности, а моя компания управляла многофункциональным комплексом. В декабре я предлагаю собственникам провести отчетно-выборное собрание на следующий год. А они говорят: «Давайте вы сначала родите. Мы с вами уже столько лет и друг другу доверяем». 7 января я еду в роддом и рожаю. 12-го меня должны выписать, а 11-го, когда вся страна вышла на работу, мне звонит мой главбух и говорит: «Понимаю, что не вовремя, но у меня нет выбора. У нас рейдерский захват». Другая УК воспользовалась одним днем моего отсутствия, они обошли всех собственников и предложили перезаключить контракт на управление с ними, пообещав сделать тарифы вдвое ниже. И многие собственники задумались. Поэтому у меня не было декретного отпуска ни одного дня. 12 января 2011 года я вышла на работу и подготовилась к отчетному собранию за три недели, хотя обычно это занимало у нас не меньше пары месяцев. Каждые три часа я ездила кормить ребенка, плакала до этого 40 минут от несправедливости и отчаяния. В итоге в пух и прах разбила предложение конкурентов, показав, что их экономия могла быть достигнута только за счет снижения качества услуг. Допустим, они бы убрали мою лицензированную охрану и заменили бабушками-одуванчиками. Поэтому я перезаключила контракт с собственниками на следующий год, потом ещё на один, и в итоге наша компания управляла этим МФК семь лет, пока нам было это интересно. Я точно знаю, что женщинам в нашей отрасли все подвластно. Вижу, в том числе, по своим ученикам, как нас становится больше в области инвестиций в коммерческую недвижимость, в области брокериджа, в области управления. Мы успешно управляем огромными торговыми центрами, бизнес-центрами, логистическими хабами. Надеюсь, что прочитав мою историю, еще больше женщин поймет, что не боги горшки обжигают. Елена Хазыкова, главный архитектор департамента территориального планирования Градостроительного института «Мирпроект» — В профессию архитектора-градостроителя я пришла, имея за плечами опыт работы главным архитектором города, и не одного. Города были разные: Зима — по большой части малоэтажный, со сложившейся многовековой историей и планировочной структурой, Саянск — более молодой город, построенный в 70-е годы XX века в тайге при крупном химическом заводе. Круг вопросов, которые мне необходимо было решать ежедневно, сводился к одному — к созданию комфортной среды для горожан и улучшению качества этой среды. Этим же я по сути занимаюсь и сейчас. Гендерные стереотипы в нашей сфере, конечно, еще существуют. Почему-то принято, что, если проект представляет мужчина — это весомей и более презентабельно, что ли. При этом человек может быть совершенно далек от градостроительства и не иметь профильного образования. У нас много таких руководителей, которые читают доклады на публичных мероприятиях «по бумажке», а полемизировать или отвечать на вопросы по теме не способны. Но профессиональных конфликтов на почве гендерной принадлежности у меня не было. Скорее были казусы. Яркий эпизод из биографии — это приемка в эксплуатацию школы. Мне пришлось в юбке лезть на крышу, чтобы убедиться, что стропильная система пропитана огнезащитным средством, а поскольку чердак был наполовину эксплуатируемым, то местами пробиралась на коленях. А тут еще представитель местного телевидения с камерой за нами увязался. Ролик о приемке школы в эксплуатацию стал самым популярным и выходил в эфир на местном телевидении с завидной частотой. Хороших специалистов-градостроителей в России очень мало, это, что называется, «штучный товар». Поэтому при назначении на должность смотрят в первую очередь не на гендер. Решающую роль играют профессиональные качества человека, его или ее способность решать сложные задачи в короткие сроки с максимально хорошим результатом. Если говорить об уровне заработной платы, то здесь гендер тоже не на первом месте. Думаю, привязка профессий к гендеру сейчас в целом уходит со сменой поколений. Новое поколение гибче, более открыто и интеллектуально развито, нацелено на самореализацию без стереотипов. В градостроительстве сегодня появляются новые цифровые инструменты,изменяются процессы обсуждения проектов и принятия решений В результате роль женщины в нашей профессиональной среде тоже меняется.
Чтобы прочитать статью полностью, пройдите по ссылке "finanz,ru"


Добавить или редактировать инструмент

Новости партнеров
Новости партнеров
Загрузка...

Новости

  • Новости о Акции
  • Все новости
pagehit