ММВБ 2 373 -2,6%  Nasdaq 11 355 -0,3%  Биткойн 30 104 -0,8%  USD/RUB 60,0250 -3,2% 
РТС 1 240 -0,5%  S&P500 3 901 0,0%  Нефть 113,1 0,2%  EUR/RUB 63,5935 -2,9% 
Dow 31 262 0,0%  FTSE100 7 390 1,2%  Золото 1 854 0,4%  EUR/USD 1,0593 0,4% 

24.01.2022 12:00:00
01/24/2022 12:00:00 PM UTC+0300

Тройка против России: почему чиновникам и олигархам рано бояться новых санкций

Эскалация отношений России и Запада в начале 2022 года закономерно привела к росту санкционных рисков. Президент США заявил о возможном отлучении российских банков от операций с американским долларом, а Конгресс один за другим опубликовал три санкционных законопроекта. Сенатский билль демократа Роберта Менендеса предлагает блокирующие санкции в отношении крупных российских банков и добывающих компаний, меры против организаций, оказывающих услуги в области передачи финансовых сообщений (речь о SWIFT), запрет на покупку российского долга, в том числе облигаций государственных компаний, персональные санкции в отношении высших должностных лиц, санкции в отношении «Северного потока — 2». Затем похожую версию законопроекта предложил республиканец Марко Рубио. Палата представителей решила не оставаться в стороне. Свой вариант санкций выдвинул республиканец Джим Бэнкс. К привычному набору в виде запрета на покупку долга, очередного удара по «Северному потоку — 2», по финансовой системе, высокопоставленным чиновникам и крупным бизнесменам Бэнкс добавил включение России в список стран — спонсоров терроризма со всеми вытекающими репутационными и санкционными последствиями. Российские рынки от происходящего были не в восторге. Индексы падали несколько дней подряд, а рубль слабел. Бизнес тревожит и то, что в законопроектах снижается порог для введения санкций. По сути, теперь предлагается вводить их превентивно. На случай войны Ситуация тревожная, однако для паники оснований нет. Действительно, война против Украины приведет к быстрому введению обещанных санкций. Они нанесут России серьезный экономический ущерб. Однако сам военный сценарий трудно назвать базовым, несмотря на воинственную риторику дипломатов и нагнетание в СМИ. Война не принесет России решения проблем безопасности и породит множество новых вызовов. Возможные потери значительно превышают выгоды. В Москве это прекрасно понимают. Для России важна сама возможность военного сценария. К тому же на Западе не стали отметать российские предложения с порога. Их вряд ли примут в исходной версии, но диалог идет, и Вашингтон относится к нему со всей серьезностью. Дипломатические маневры будут сложными и необязательно успешными. Но сам факт дипломатии отодвигает войну на задний план. А с ним и радикальные санкции. Без военной эскалации законопроекты в текущей редакции вряд ли имеют шансы на прохождение. Санкционные билли — едва ли не рутина для Конгресса. По оценкам Российского совета по международным делам (РСМД) за последние три года их набирается почти 400. И это только те, которые подразумевают конкретные санкции. Наиболее популярные цели — Китай, Россия и Иран. Есть предложения санкций против союзников, например Турции. Есть экзотические темы вроде санкций за влияние на изменение климата или нарушение прав сексуальных меньшинств. В отношении России за прошедшие три года выдвинуто как минимум 40 законопроектов. Последняя тройка — наиболее агрессивная. Партийные ограничения Следует учитывать, что «выживаемость» законопроектов весьма низкая. Подавляющее большинство не проходит даже одну палату, а до стадии закона вырастает менее 7%. Конечно, Россию можно считать особой темой. Конгресс успешно проводил санкции против «Северного потока» в 2019 и 2020 годах, хорошо известный закона CAATSA в 2017 году, пару законов по Украине в 2014-м, «Акт Магнитского» в 2012-м и ряд антироссийских сюжетов в рамках иных законов. Но более радикальные проекты не прошли. Например, в отношении «адских санкций» из законопроекта DASKAA в свое время весьма негативно высказался Белый дом, посчитав проект избыточным и неконституционным. Еще более свежий пример — отсеивание целого ряда антироссийских санкций в проекте оборонного бюджета США на 2022 год. Это произошло еще до текущего кризиса, но вполне показательно — сам факт появления законопроекта вовсе не гарантирует его успех. Другая деталь состоит в том, что законопроекты Менендеса, Рубио и Бэнкса пока выдвинуты от отдельных партий, тогда как до стадии закона обычно доходят двухпартийные билли. Технически эту проблему легко решить, и в случае дальнейшей эскалации подобные межпартийные проекты появятся быстро. Тем более что по России разногласия не столь острые, как, например, по иранской ядерной сделке. Конгресс вполне может предложить еще серию законопроектов, а одна из версий вполне может стать законом даже в условиях низкой «выживаемости» биллей. Но если военной эскалации не произойдет, набор принятых мер вряд ли будет столь жестким, как это прописано в текстах Менендеса, Рубио и Бэнкса. Скорее принятие решений будет передано на усмотрение президента при условии постоянной отчетности о ситуации вокруг Украины. В сухом остатке перспективы жестких санкций напрямую зависят от возможности открытого военного столкновения России и Украины. Сам факт дипломатического процесса без войны будет хорошей новостью для бизнеса и рынков. Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
Чтобы прочитать статью полностью, пройдите по ссылке "finanz,ru"


Добавить или редактировать инструмент

Новости партнеров
Новости партнеров
Загрузка...

Новости

  • Новости о Акции
  • Все новости
pagehit