ММВБ 3 489 1,0%  Nasdaq 13 771 3,1%  Биткойн 37 737 -0,2%  USD/RUB 78,1440 -0,1% 
РТС 1 407 0,5%  S&P500 4 432 2,4%  Нефть 90,5 0,5%  EUR/RUB 87,1705 0,0% 
Dow 34 725 1,7%  FTSE100 7 466 -1,2%  Золото 1 796 0,0%  EUR/USD 1,1149 0,0% 

04.12.2021 11:00:00
12/04/2021 11:00:00 AM UTC+0300

«Ты сейчас нарушаешь мои границы»: как происходит подмена понятий новой этики


В разговорнике «Сложные чувства» под редакцией социолога Полины Аронсон более двадцати авторов поделились своим видением того, как складывается новая языковая реальность и что за ней стоит. Почему мы оперируем теми или иными понятиями? Откуда взялся язык «новой этики»? Как работает новояз в эпоху «психологизации культуры»? Forbes Woman публикует главу о личных границах, написанную психологом, преподавателем магистратуры НИУ ВШЭ Мариной Травковой. Прошу мужа не бросать полотенце на край ванны. Бешусь. В очередной раз наорала, ну сколько можно потому что. А он такой «Ты сейчас нарушаешь мои границы». Каким образом географическая метафора перетекла в повседневную речь, автор сказать не берется. Можно предположить, что это случилось, когда в 1980-е в Россию хлынула и начала бурно развиваться уже в 1990-е (по свидетельству Томаса Мацы) «прикладная психотерапия». Ее носители, с одной стороны, были наследниками постсоветской академической школы, а с другой — стремительно постигали технологии психотерапии на многочисленных привозных тренингах, смешивая «Я-концепцию» из академической постсоветской психологии и язык тренингов личной эффективности, терминологию бизнеса и рынка. Например, журнал Forbes Woman пишет о личных границах так: Личные границы могут быть открыты для «импорта», когда мы с радостью принимаем чужую помощь, ресурсы, время, деньги и т. д., или для «экспорта» — наших собственных ресурсов. Импортируем мы обычно то, в чем особенно нуждаемся, а экспортируем — либо то, чего у нас в изобилии, либо то, за что мы надеемся получить хорошую цену. При этом в научной литературе понятие «личные границы» возникает исключительно редко — например, в публикациях психолога Софьи Нартовой-Бочавер, посвященных «суверенности личности» и «психологическому пространству личности». Работы Нартовой-Бочавер не только повторили вектор на индивидуализацию и очерчивание себя как субъекта, свойственные времени в целом, но и впервые придали концепту легитимность в академическом поле. На этом понятие «границ» свое триумфальное шествие в мире академической психологии, можно сказать, закончило, уступив место прочим более «модным» концептам. Однако при этом рискнем утверждать, что понятие прорвалось в повседневную жизнь не без помощи самих носителей психотерапевтического дискурса — психологов и психотерапевтов, а также всех тех, кто бурно осваивал для себя эту область на многочисленных и довольно разнообразных по качеству тренингах, курсах и факультетах. Прежде всего новый язык приносили домой женщины, традиционно больше интересующиеся сферой эмоционального, что нередко вызывало напряженность в семье. Реакцией на новояз стали и анекдоты, циркулировавшие в 1990-х. Среди оных был, например, такой, высмеивающий практики самопредъявления и карикатурные идеи ответственности за собственный «внутренний мир»: «Сколько психологов нужно, чтобы вкрутить лампочку? — Хватит и одного, но только если лампочка к этому готова». «Личные границы» — это нечто, что обретается исключительно в контакте с другими, причем характер такого контакта чаще негативный: личные границы обычно нарушаются, не уважаются, не признаются, игнорируются — и именно тогда становятся очевидны. Они постоянно подвергаются реальной или потенциальной атаке со стороны внешнего мира, угроза прорыва — их перманентное состояние, необходимость защищать и отстаивать — постоянная необходимость. Они не исчерпываются контурами тела, личного физического пространства, а их существование становится возможно лишь в момент переживания дискомфорта. Одна из пользовательниц фейсбука пишет: Я понимаю это так. Личные границы — это внутренне опознанная и выстроенная человеком структура, где человек понимает, что причиняет ему дискомфорт. Он создает образно линию, куда другим запрещено заходить...мною нельзя: манипулировать, давить на меня, угрожать, оскорблять и унижать, обманывать, преследовать после отказа от общения т. д.). Другое свидетельство из Сети: Основным симптомом того, что ваши личные границы нарушены, являются агрессивные чувства при общении: недовольство, раздражение, злость и гнев. Чем интенсивнее эмоция, тем больше ваш собеседник себе позволяет. Возможно, вы замечали, как при разговоре, тема сворачивает куда-то не туда, но вы совершенно не хотели подымать эту тему, тем более этот человек вам мало знаком, но уже позволяет себе комментировать и советовать что-либо, и в этот момент вы чувствуете, как начинаете злиться. Также, нередким признаком нарушенных границ бывает состояние так называемого «выжатого лимона», головная боль, даже тошнота после контакта. Беспричинная агрессия к собеседнику, когда объективно он(-а) ничего не сделал, но при встрече, почему-то хочется наговорить всякого/ударить или убежать самому. Неустановленные границы приравниваются к болезненной слабости, «созависимости», состоянию «жертвы», которое тоже чревато многими бедами: В долгосрочной перспективе такая атмосфера подрывает чувство собственного достоинства и самооценку. Личность жертвы при этом приобретает паранояльные или шизоидные черты, невротизируется, чем еще сильнее открывает дорогу для атак агрессоров. (Из комментариев на фейсбуке) При этом ответственность за удержание границ полностью лежит на их носителе, который в награду получает безграничное самообладание: Вы понимаете, где заканчиваетесь вы и начинается другой. И вы отвечаете за себя и только за себя. С этого начинается любая здоровая личность. Практически невозможно манипулировать человеком, который четко осознает свои личные границы и ясно обозначил их для других. Отвечая женщине, которая жалуется на отношения со свекром и свекровью, популярный психолог Михаил Лабковский утверждает: Возможно, такая реакция ( Речь о скрытом гневе. — Прим. авт.) вызвана вашим бессилием из-за того, что вы не умеете отстаивать свои личные границы, не можете сразу сказать «нет» свекру и его жене. Копите обиду в себе, а потом «взрываетесь». Это вредно и для вашей психики, и для отношений с окружающими. По моему третьему правилу вы должны сразу говорить о том, что не нравится, и делать это только один раз. Человек вас не слышит — просто прекращаете с ним общаться на болезненные для вас темы (или — общаться совсем. Лабковскому вторит пользовательница вконтакте: Надо учиться идти на конфронтацию. Если вы умеете отстаивать свои границы, вы не переживаете из-за мелких нарушений — граница штука такая, захотел закрыл, захотел открыл. Мой выбор. Верно очертивший свои границы субъект как будто становится неуязвим и свободен от чувств других. Кажется, именно ради эмоциональной безопасности все и затевается. На деле, похоже, означенный субъект лишь приобретает крайнюю чувствительность к моментам «вторжения», тем, которые еще не так давно означались как, может быть, и не самая желательная, но забота, да и просто любое обращение. Вот пример из публикации журнала «Свои»: У меня есть двоюродная бабушка, тетя моей мамы. Ей уже девяносто лет. Я ее иногда навещаю или звоню, и каждый раз бабушка спрашивает, когда я выйду замуж. Это бесит невероятно! Мое замужество ведь никого, кроме меня не касается, и кроме того, у меня и так проблемы в отношениях с мужчинами, я это понимаю и пытаюсь с этим работать. Но когда мне тыкают в этот личный вопрос, я просто выхожу из себя! Но это бабушка, и я не могу ее послать... Но я сдерживаюсь. Или комментарии пользователей фейсбука: Как объяснить то, что мой нарц говорил, что я невоспитанная и не уважаю других только потому что я играла в телефоне на юбилее одного его коллеги? У меня разболелась голова и хотела просто поиграть в телефоне и сразу же пошли от него уговаривания, давление, что я такая сякая плохая и не уважаю других людей. Мне это показалось, что он лезет в мои личные границы. Например, гости припер... то есть пришли без предупреждения (временные, пространственные границы), нарушив тем самым все твои планы. Кушают твою еду и пьют напитки, причем достают из шкафа сами (правовые). Заливают тебе в уши басни про кризис и ноют как в жизни все плохо (личностные, эмоциональные). Напившись, лезут обниматься (физические). Советуют тебе как жить и с кем спать (личностные). А потом еще и денег в долг просят! (вот тут, пожалуй, все нарушения вместе взятые). А ты стоишь как марионетка, отманипулированная во все места, и терпишь, сказать ничего не можешь, родственники же. Отказать нельзя обидеть. Да-да, нарушения границ часто носят именно манипулятивный характер. Максима «Если мне плохо, значит мои границы нарушаются» превращается в ответственность за отвоевание и удержание оных, для чего можно пожертвовать и коммуникацией, и самими людьми: Тренируйтесь говорить «нет». Люди часто не решаются отказывать, потому что боятся, что их разлюбят и покинут. Но нужны ли вам в окружении те, кто любит вас только безотказным и удобным? Практикуйтесь отказывать без оправданий. «Простите, нет», «Нет, не хочу» и «Нет, мне это неудобно» — три волшебных фразы, которые не требуют никаких дополнений. Возможно, те, кому вы раньше никогда не отказывали, будут поначалу удивляться или сердиться. И скорее всего, ваш круг общения изменится. Но все эти изменения будут к лучшему. «Основное назначение личных границ — отстаивать свои интересы и не допускать ненужный дискомфорт. Причем это применимо не только в отношении назойливых людей, которые так и норовят залезть к вам в душу, но и в отношении различных ограничивающих убеждений, условий жизни или привычек», — диктует предисловие к книге Виктории Ламберт «Личные границы. Как их устанавливать и отстаивать». От гипертрофированной и замкнутой на самого себя ответственности за свои чувства не избавляет и гибкость границ. Популярный психолог Курпатов, призывая своих слушателей управлять внутренним психологическим пространством, настаивает: Считать, что наши границы должны определять жизнь других людей, — это крайний эгоцентризм, это детский сад, это инфантильность, фаза развития детского мозга. Первое и главное, что надо понять, — если вы испытываете раздражение, связанное с близкими людьми, вы можете избавиться от него, передвинув внутреннюю границу. Мама заходит к подростку в комнату, и он испытывает агрессию. Но если нет площади в квадратных метрах, вы можете сдвинуть [границы]: он в своем мире, вы в своем мире можете управлять собственным психологическим пространством. Если вы так способны себя настраивать, вы не запускаете круг патологических реакций. Так или иначе, идея личных границ (и их охраны), которые должны сделать нас недосягаемыми для «манипуляций» других людей, рискует стать и становится практиками отчуждения и атомизации, противоположными человеческому, диалогическому общению. Пугаясь чужих эмоций и чувств, которые часто ни в чем не виноваты, кроме лишь того, что рискуют запустить наши собственные, изолируясь внутри «границ», мы становимся одинокими. А между тем «эмоциональная сфера все больше напоминает минное поле, где индивидуальности встречаются в своей беззащитности, чтобы учиться обсуждать то, в чем они зависят друг от друга, при этом сохраняя автономию или хотя бы ее иллюзию», — как сказала в одном из своих интервью социолог Ева Иллуз. Автору остается лишь надеяться, что это непременно случится, хотя бы по той простой причине, что «никто из нас не остров».
Чтобы прочитать статью полностью, пройдите по ссылке "finanz,ru"


Добавить или редактировать инструмент

Новости партнеров
Новости партнеров
Загрузка...

Новости

  • Новости о Акции
  • Все новости
pagehit